1050 лет - преставления равноапостольной Ольги, великой княгини Российской

НАЧАЛЬНИЦА ВЕРЫ

Наши современницы о святой равноапостольной княгине Ольге

Святую равноапостольную Ольгу издревле называли Начальницей веры и Корнем Православия в Русской земле. Ведь именно через эту женщину началось просвещение Руси светом христианства.

Матушка Елена Фетисова:

     – Образ княгини Ольги весьма востребован у современных женщин, и не только христианок. Образ воительницы, женщины сильной, властной и самостоятельной – это любимый образ современного кино и идеал для подражания многих женщин. Но святая княгиня не стала «заложницей образа», ее личность гораздо глубже.

     Самовластная правительница-вдова не пожелала после смерти князя Игоря делить власть ни с одним мужчиной, сохранив ее для сына. Сильная женщина, но она не стала рабой собственной силы, власти и «общественного мнения». Вырастив сына, она неожиданно для окружающих устремилась к Тому, Кому захотела добровольно покориться, – ко Христу. Ради крещения она презрела помыслы из разряда «что обо мне подумают» – ведь принятие веры от государства, на которое еще не так давно наводили страх походы ее покойного мужа, могло показаться подданным делом постыдным.

    Сын Ольги Святослав тем позже и отговаривался от крещения: мол, дружина надо мной смеяться будет. И речь ведь могла идти не только о насмешках, но и об угрозе восстания, переворота, но для Ольги это был не аргумент. И современной женщине сегодня важно помнить, что настоящая сила не боится смиряться и поклоняться тому, что достойно поклонения, и не волнуется о том, что «люди скажут».

Инокиня Ольга (Гобзева), председатель Координационного совета женских благотворительных организаций Русской Православной Церкви:

 - Святая равноапостольная Ольга была мудрым государственным деятелем и тончайшим дипломатом. Она посетила Константинополь не только из-за государственных нужд, но и настояла на том, чтобы император Константин стал ее духовным восприемником при крещении. Это было нужно не только самой Ольге, но в большей степени это было важно для государства Российского. Великая княгиня, став дочерью императора, сделала Византию духовной матерью Руси, приобщив православной культуре свой народ. В скором времени Русь стала благодатной преемницей православной веры. Бог даст, и это преемство останется в веках с нами. Византия сама передала нам бесценный дар – христианскую веру – благодаря великой равноапостольной княгине Ольге.

    Современная женщина-христианка должна, как мне кажется, воспитать в себе одно важное качество – терпение. Святая равноапостольная Ольга была очень терпелива. Она месяцами ожидала приема императора Константина. Терпелива была по отношению к сыну – князю Святославу, который так и не принял христианство, несмотря на уговоры матери.

     Княгиню Ольгу любил и почитал русский народ, а в легендах и преданиях княгиня Ольга и мудрая, и прекрасная, и милостивая. Она была щедра и добра к своему народу. Нужно учиться терпению: потерпеть другого, а иногда потерпеть и себя. Относиться к собственной персоне трезво, не мечтая о себе слишком высоко. Большее внимание обращать на нужды и беды ближнего нашего, тогда и наша жизнь станет содержательней и глубже. Нет ничего лучше, нежели «постоять за други своя»!

Матушка Юлия Сысоева:

     – Многие святые жили от нас в такие далекие времена, которые кажутся нам скорее сказочными и былинными, нежели реальными. И именно из-за этой сказочности зачастую незаслуженно умаляется значимость многих святых. Они нами воспринимаются не как реальные люди, а как некие полумифические персонажи, окутанные, словно туманом, вековой пеленой времен.

     Церковь дает нам величайший дар почитания святых, который удивительным образом реализуется вне времени. Церковь учит нас смотреть сквозь время благодаря данному нам богослужению, в котором мы можем обращаться к святым непосредственно – как к живым. И одним из таких живых примеров является для нас великая княгиня Ольга, образ живой реальной женщины, наделенной по тем временам небывалой властью и высочайшим положением в обществе.

     Став христианкой, она желала обратить ко Спасителю и единственного возлюбленного сына своего – князя Святослава. И можно легко понять ее скорбь, которую ей пришлось нести всю жизнь, до самой кончины, легко представить, сколько молитв и сколько слез пролила она за своего сына, прося у Бога вразумления и обращения для него. Даже на смертном одре она умоляла его оставить язычество и обратиться ко Христу. Это ли не пример для многих и многих современных женщин и матерей, которые, став христианками, не нашли понимания у своих близких, которые годами молятся за своих непутевых детей и неверующих мужей. Разве не то же самое многие наши современницы переживают, что переживала великая княгиня Ольга?

     Ушли былинные времена, ушли князья, а человеческое горе осталось прежним, и счастье осталось прежним, и те же человеческие страсти кипят в душах людей, что и тысячи лет назад кипели, но и молитва осталась той же. Думаю, что великая княгиня, удостоившись дерзновения у Бога, может стать для страдающих женщин ближайшей молитвенной помощницей. И в том уникальность нашей христианской веры, что мы имеем возможность общаться со святыми вне времени и просить их заступничества в наших современных житейских и семейных скорбях. Молитвы Ольги всё же не остались без ответа, она была награждена в своем внуке – князе Владимире, который сыграл поворотную роль в судьбе нашей страны.

     Сейчас, когда страсти междоусобицы вновь особенно накалились, все христиане должны усердно призывать заступничество тех святых, которые в свое время пережили нечто похожее и силой молитвы, силой своей веры сыграли немаловажную роль в историческом становлении и единстве нашей родины. Среди целого сонма таких святых находится и равноапостольная Ольга. Она может молиться и за нашу страну, которая ей небезразлична и сейчас, и она может молиться за каждого человека, который ее об этом попросит, особенно если это касается неверия и непонимания близкими людьми.

Ольга Рожнёва, писательница, филолог, переводчик:

     – У великой княгини современная женщина-христианка, во-первых, может поучиться целомудрию, уму и решительности. Ведь охраняя чистоту своего девства, юная Ольга образумила князя Игоря, укротила его похоть; позднее она стала его законной женой.

      Во-вторых, жертвенность характера: потеряв мужа, княгиня пребывала в чистом вдовстве, соблюдая сыну своему до его совершеннолетия княжескую власть. И сила духа – ее почувствовали и дружинники Игоря, признавшие после его гибели в Ольге законного правителя Киевской Руси.

     Духовность: суетность мирских попечений, богатство, власть не затмили ей жизнь духа: она искала правую веру и обрела ее. Преподобный Нестор Летописец свидетельствовал: «Блаженная Ольга с малых лет искала мудрости, что есть самое лучшее в свете этом, и нашла многоценный жемчуг – Христа».

   Мудрость, дипломатичность, дальновидность. Такого ненавистника русских, как император Константин, не просто было подвигнуть стать крестным отцом русской княгини. А крестивший ее патриарх Константинопольский Феофилакт предрек: «Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила Свет. Благословят тебя русские люди во всех грядущих поколениях, от внуков и правнуков до отдаленнейших потомков твоих».

Святая равноапостольная Ольга, моли Бога о нас.

24 июля — память святой равноапостольной великой княгини Ольги

Тропарь, глас 1:

Крилами богоразумия вперивши твой ум, возлетела еси превыше видимыя твари: взыскавши Бога и Творца всяческих, и того обретши, пакирождение крещением прияла еси. Древа животнаго наслаждающися, нетленна во веки пребываеши, Ольго приснославная.

Кондак, глас 4:

Воспоем днесь благодетеля всех Бога, прославльшаго в России Ольгу богомудрую: да молитвами ея подаст душам нашым грехов оставление.

Александр Парменов

     Древней Руси на заре ее истории повезло на умных и энергичных правителей. Это показал Олег. Это же подтвердил и Игорь.

     После смерти великого воителя Олега непрочная Русь стала распадаться: восстали древляне, стремящиеся отложиться от Киева, к ее границам подошла новая тюркская орда печенегов. Но Игорь решительными действиями предотвратил обе опасности. Древляне были вновь завоеваны и обложены данью, так что Игорь стал для них главным врагом. С печенегами же князь сумел договориться. Прошли те времена, когда конница степняков беспрепятственно рыскала по славянским селениям. Теперь им навстречу вышла сильная русская рать, и печенеги почли за благо заключить мир.

   При Игоре произошло дальнейшее объединение восточнославянских племен. В состав Руси вошло юго-западное племя угличей. В правление Игоря появилось и официальное название Руси – Русская земля. Именно так именовалось восточнославянское государство в договорах Руси с греками. Теперь все русские земли, кроме вятичей, платили дань Киеву.

      К тому времени Игорь, уже зрелый человек, был женат на «варяжке» Ольге, которая принадлежала к знатной семье. В некоторых сказаниях говорится, что Игорь увидел ее, когда охотился в псковских лесах, совсем юной, и был пленен красотой и умом девушки. Тогда на Руси еще не было практики заключения княжеских браков с особами только княжеской или королевской крови, и Ольга стала женой великого князя. Поразительно и другое: при обычае на Руси многоженства, нет известий о том, что Игорь имел кроме Ольги и иных жен. Уже это говорит не только о его любви и преданности своей единственной жене, но и об их исключительных человеческих качествах.

     Имя будущей просветительницы Руси и ее родину «Повесть временных лет» впервые называет в статье о женитьбе Игоря: «и привели ему жену из Пскова, именем Ольгу». Женское имя Ольга соответствует мужскому Олег, что значит «святой». Хотя языческое понимание святости совершенно отлично от христианского, но и оно предполагает в человеке особый духовный настрой, целомудрие и трезвение, ум и прозорливость. Раскрывая духовное значение имени, народ прозвал Олега Вещим, а Ольгу – Мудрой.

     Сразу же после гибели князя Игоря во время полюдья – сбора дани с древлян, его заклятых врагов, – могучее, казалось, государство, оказалось на грани развала. С первых шагов своего правления Ольга проявила себя как решительная, властная, дальновидная и суровая правительница. Прежде всего, она отомстила древлянам за смерть мужа – князя Игоря. На побежденных древлян Ольга вновь наложила тяжелую дань. Единство государства было восстановлено. Детей казненного князя Мала – Добрыню и Малушу – Ольга взяла к себе на воспитание.

    К тому времени Ольга находилась в расцвете своих физических и духовных сил. О ее красоте и уме рассказывали легенды и на Руси, и в окрестных странах, в том числе в Византии. Много трудов приложила княгиня Ольга для усиления оборонной мощи страны. Русская верхушка сплотилась вокруг Ольги и не только признала ее права на престол, точнее регентство до совершеннолетия сына, но и безоговорочно поддерживала княгиню во всех ее начинаниях.

       Города застраивались и укреплялись. Сама княгиня, зная, сколь враждебно относились многие к идее укрепления княжеской власти и объединения Руси, жила постоянно «на горе», над Днепром, за надежными забралами киевского Вышгорода (Верхнего города), окруженная верной дружиной. Две трети собранной дани, по свидетельству летописи, она отдавала в распоряжение киевского веча, третья часть шла «к Ольге, на Вышгород» – на нужды ратного строения.

     Установив порядок на Руси, Ольга обратилась к внешней политике. Ей надо было показать, что времена смуты не поколебали силу и международный авторитет Руси. Ко времени Ольги историки относят установление первых государственных границ России на западе, с Польшей. Богатырские заставы на юге сторожили мирные нивы киевлян от народов Дикого поля. Шведы, датчане, немцы охотно вступали наемниками в русское войско. Ширились зарубежные связи Киева. Это способствовало развитию каменного строительства в городе, начало которому положила княгиня Ольга. Новое русское правительство стремилось подтвердить старые договоры с соседями, развивать торговые и политические отношения с другими странами и прежде всего с Византийской империей, одним из самых сильных и авторитетных государств в тогдашнем мире.

     Но не только укрепление государственности и развитие хозяйственных форм народной жизни привлекало внимание мудрой княгини. Еще более насущным представлялось ей коренное преобразование религиозной жизни Руси, духовное преображение русского народа.

     Поручив Киев подросшему сыну Святославу, княгиня Ольга летом 954 года отправилась с большим флотом в Царьград. Это было мирное «хождение», сочетавшее задачи религиозного паломничества и дипломатической миссии, но политические соображения требовали, чтобы оно стало одновременно проявлением военного могущества Руси на Черном море, напомнило гордым ромеям о победоносных походах как Аскольда, так и Олега, прибившего в 907 году свой щит на вратах Царьграда.

     Результат был достигнут. Появление русского флота на Босфоре создавало необходимые предпосылки для развития дружеского русско-византийского диалога. Ольга была принята по самому высокому рангу. Знаменитый византийский император, писатель, крупный дипломат Константин VII Багрянородный дал в ее честь обед. Состоялся прием княгини и императрицей. Русская княгиня присутствовала за богослужением в лучших храмах Константинополя – святой Софии, Влахернской церкви и других. Важным вопросом переговоров Ольги в Константинополе стало крещение русской княгини.

     К концу IX – началу X века почти все крупные государства Западной Европы, а также часть народов Балканского полуострова и Кавказа приняли христианство. Ольга, будучи прозорливой правительницей, понимала, что дальнейшее укрепление страны невозможно без принятия христианства, без водительства Божия. Но она одновременно сознавала и силу язычества, приверженность к нему народа. Поэтому выбрала осторожный путь, решив креститься сама и тем самым подать пример остальным.

     К тому же для Ольги крещение было не только вопросом политики, но и ответом на многие вопросы совести. Она многое пережила: трагическую смерть мужа, кровавые расправу с врагами, сожжение столицы древлян – все это не проходит бесследно для человеческой души. А ведь Ольга всегда стремилась к праведности, старалась быть справедливой, гуманной, терпимой к людям.

     Таинство крещения было совершено в Софийском соборе – главном храме Византии. Крестным отцом княгини Ольги стал сам император, а крестил ее Константинопольский патриарх Феофилакт. В крещении ей было наречено имя Елена в честь равноапостольной Елены, матери святого Константина, обретшей Честное древо креста Господня. Имя Елена носила и византийская императрица – жена Константина Багрянородного.

     В назидательном слове, произнесенном по совершении обряда, патриарх Феофилакт сказал: «Благословенна ты в женах русских, ибо оставила тьму и возлюбила свет. Благословят тебя русские люди во всех грядущих поколениях, от внуков и правнуков до отдаленнейших потомков твоих».

     После возвращения в Киев Ольга пыталась склонить к христианству и Святослава, но сын рос ярым язычником. Он, как и вся его дружина, поклонялся Перуну и отказал ей. Между матерью и сыном началось отчуждение.

    Вместе с тем, несмотря на неудачу стараний об учреждении на Руси церковной иерархии, княгиня Ольга, став христианкой, ревностно предавалась подвигам христианского благовестия среди язычников и церковного строительства: «капища бесовские сокрушила и начала жить о Христе Иисусе». Она воздвигала храмы в Киеве, построила церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Витебске, а Живоначальной Троицы – в Пскове, над рекой Великой, на месте, указанном ей, по свидетельству летописца, свыше «лучом Трисиятельного Божества». Псков с того времени стал называться в летописях домом Святой Троицы.

     Храм Софии – Премудрости Божией в Киеве был заложен вскоре по возвращении Ольги из Царьграда и освящен 11 мая 960 года. Этот день отмечался впоследствии в Русской Церкви как особый церковный праздник. Главной святыней Софийского храма стал святой крест, принесенный новой равноапостольной Еленой из Царьграда. Ее благословил им Константинопольский патриарх. Крест, по преданию, был вырезан из цельного куска Животворящего древа Господня. На кресте была надпись: «Обновися Русская земля святым крестом, его же прияла Ольга, благоверная княгиня».

     Тем временем в Киеве среди бояр и дружинников нашлось немало людей, которые, возненавидели княгиню Ольгу, строившую храмы. Ревнители языческой старины все смелее поднимали голову, с надеждой взирая на подраставшего Святослава, решительно отклонившего уговоры матери принять христианство и даже гневавшегося на нее за это.      

     Оказалось, что в Киеве совершился переворот в пользу сторонников язычества и Русь вообще раздумала принимать христианство. Язычники сплотились вокруг Святослава, которому к тому времени было уже около 20 лет. Языческая группа устранила Ольгу от влияния на дела Руси. Всю полноту власти взял молодой Святослав.

    Святой Ольге оставалось смириться с происшедшим и полностью уйти в дела личного благочестия, предоставив бразды правления язычнику Святославу. С ней по-прежнему считались, к ее государственной мудрости неизменно обращались во всех трудных случаях. Когда Святослав отлучался из Киева, а он большую часть времени проводил в походах и войнах, управление государством вновь поручалось княгине-матери. Но вопрос о крещении Руси был временно снят с повестки дня, и это, конечно, огорчало святую Ольгу, считавшую Христово благовестие главным делом своей жизни.

   Она кротко переносила скорби и огорчения, старалась помогать сыну в государственных и военных заботах, в его героических замыслах. Победы русского войска были для нее утешением, особенно разгром давнего врага Русского государства – Хазарского каганата. Дважды, в 965 и в 969 году, прошли войска Святослава по землям «неразумных хазаров», навсегда сокрушив могущество иудейских властителей Приазовья и Нижнего Поволжья. Следующий мощный удар был нанесен по мусульманской Волжской Болгарии, потом пришла очередь Болгарии Дунайской. Восемьдесят городов по Дунаю было взято киевскими дружинами. Одно беспокоило Ольгу: как бы, увлекшись войной на Балканах, Святослав не забыл о Киеве.

    Весной 969 года Киев осадили печенеги, «и нельзя было вывести коня напоить – стояли печенеги на Лыбеди». Русское войско было далеко – на Дунае. Послав к сыну гонцов, святая Ольга сама возглавила оборону столицы. Святослав, получив известие, вскоре прискакал в Киев, «приветствовал мать свою и детей и сокрушался, что случилось с ними от печенегов». Но, разгромив кочевников, воинствующий князь вновь стал говорить матери: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае – там середина земли моей». Святослав мечтал о создании огромной славянской державы от Дуная до Волги, которая объединила бы Русь, Болгарию, Сербию, Причерноморье и Приазовье и простерла свои пределы до самого Царьграда. Мудрая Ольга понимала, что при всем мужестве и отваге русских дружин им не справиться с древней империей ромеев – Святослава ждала неудача. Но сын не слушал предостережений матери. Тогда святая Ольга сказала: «Видишь, я больна. Куда хочешь уйти от меня? Когда похоронишь меня, отправляйся куда захочешь».

     Дни ее были сочтены, труды и скорби подорвали ее силы. 11 июля 969 года святая Ольга скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын ее, и внуки, и все люди». Последние годы, среди торжества язычества, ей, когда-то независимой владычице, принявшей крещение от самого патриарха в столице православия, приходилось тайно держать при себе священника, чтобы не вызвать новой вспышки антихристианского фанатизма. Но перед смертью она запретила совершать над ней языческие тризны и завещала открыто похоронить ее по православному обряду. Пресвитер Григорий, который был с нею в 957 году в Константинополе, в точности выполнил ее завещание.

   Святая Ольга жила, умерла и была погребена как христианка. Бог прославил святую труженицу, «начальницу веры» в Русской земле чудесами и нетлением мощей. При святом князе Владимире, около 1007 года, мощи святой Ольги были перенесены в Десятинный Богородичный храм и положены в специальном саркофаге, в каких принято было класть мощи святых на православном Востоке.

     Так и по кончине святая Ольга проповедовала вечную жизнь и воскресение, наполняя радостью верующих и вразумляя неверующих. Была она, по словам преподобного Нестора Летописца, «предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она первая из русских вошла в Царство Небесное, ее и восхваляют сыны русские – свою начинательницу, ибо и по смерти молится она Богу за Русь».

Задать вопрос Наверх Яндекс.Метрика